Важный шаг на пути к конвенции ОСЖД.

Разработчики новой редакции Соглашения о международном грузовом сообщении (СМГС), существующего в рамках Организации сотрудничества железных дорог (ОСЖД), проделали большую и важную работу, считает эксперт ПАО "ТрансКонтейнер" Лев Матюшин, но при дальнейшей работе над документом необходимо уделять больше внимания деталям, в том числе синхронизации терминов в рамках международного транспортного права.
 
– Лев Николаевич, Вы достаточно много работали над СМГС и приложениями к нему, являетесь создателем нескольких статей и формулировок этого документа. Какова ваша оценка последней редакции Соглашения?
 
– До начала ввода в действие новой редакции СМГС трудно дать объективную оценку, это еще предстоит сделать. Сегодня же можно говорить только о впечатлениях, которые возникают в процессе чтения правового документа. И лучше всего делиться своими впечатлениями, начиная с конечной цели, которая преследуется этим проектом. А конечной целью, как было объявлено, является создание конвенции. Отличие настоящего варианта соглашения от конвенции состоит в том, что оно рассчитано на достаточно узкий круг участников – членов ОСЖД и имеет ведомственную направленность, в то время как у конвенций – статус международных многосторонних договоров со всеми вытекающими из этого факта обстоятельствами. Однако то, что проект носит ведомственный отпечаток, не может являться недостатком, поскольку железнодорожный транспорт в целом сам имеет именно такую специфику и вряд ли будет иметь другую. И тот факт, что в состав новой редакции соглашения вошли правовые положения применения договора ЦИМ/СМГС, говорит о том, что вектор в целом идет в нужном направлении.
 
– Поясните, что Вы понимаете под вектором СМГС?
 
– Под ним я понимаю цель создания документа. Общей целью разработки таких соглашений, как правило, является договор перевозки. Это справедливо для международных договоров в области морского, автомобильного и воздушного транспорта. Собственно говоря, эта же идея, но только гораздо четче, воплощена и в настоящей редакции СМГС. Его предметом также является договор перевозки груза железнодорожным транспортом по территории нескольких суверенных и независимых территорий. А поскольку все же речь идет о договоре, то, соответственно, и стороны данного договора перевозки вступают в гражданско-правовые отношения, осложненные иностранным элементом, что регулируется в нашей стране так называемым международным частным правом (см. Гражданский кодекс Российской Федерации, гл. 66). И это очень важное обстоятельство, которое требует повышенного внимания к деталям, когда в этом может возникнуть необходимость. Это первый момент. Второй состоит в том, что в вопросах не просто транспортировки, а именно доставки грузов должны в максимальной степени учитываться особенности той сферы деятельности, на которую должна быть ориентирована будущая конвенция. Этой сферой является рынок товаров – сфера компетенции договоров купли-продажи и поставки. А в этой сфере ведущим правовым субъектом гражданских отношений (стороной договора купли-продажи или поставки) является продавец товара (ст. 1211 ГК РФ), на которого возложено надлежащее исполнение содержания договора купли-продажи по доведению проданного товара до покупателя. На транспорте это происходит, как правило, путем отгрузки проданной и в количественном отношении идентифицированной партии товара. На языке транспортника это называется предъявлением к перевозке. Выданные при этом установленные части накладной и служат доказательством передачи установленного количества товара покупателю. Это сложный в правовом отношении прием. Суть его в том, что продавец (или его агент) должен с точки зрения двух правовых систем (коммерческой и транспортной) через перевозчика (или его агента) передать покупателю (получателю) купленный им товар и взамен получить соответствующее подтверждение. А уже сама доставка реализуется перевозчиком, и для предъявленного к перевозке груза может быть использован вагон либо контейнер. Договор перевозки в этом случае является реальным, возмездным и двусторонне обязывающим. И поэтому нельзя считать, "что я, железная дорога, перевожу только вагоны с грузом или порожние вагоны, и мне безразлично сколько и чего погружено в вагон, лишь бы это не превышало грузоподъемность и отвечало безопасности перевозки". На перевозчика по закону возложена обязанность передать покупателю (получателю) купленный товар и закрыть факт перевозки. Говоря о векторе, я имел в виду, что понятие отправки в СМГС должно быть прописано не с точки зрения перевозчика, а с точки зрения продавца и покупателя товара.
 
– Вы говорили о повышенном внимании к деталям, когда в этом возникнет необходимость. А когда она возникает? Разве не говорят, что дьявол кроется в мелочах? Я полагаю, что детали важны сами по себе.
 
– Речь пока идет о терминах, которые появились в новой редакции. То, что они введены, – уже положительный момент. Неточности, к сожалению, имеются, но все-таки не носят непоправимый характер. Например, АТС (автотранспортное средство) определено через понятие "груженый". А что, порожний автомобиль или автопоезд не является автотранспортным средством? Железная дорога определена через понятие инфраструктуры, а инфраструктура, в свою очередь, – через элементы железной дороги. Не учтено, что отправитель – такая же сторона договора перевозки, как и перевозчик. Есть и еще досадные неточности. В определении договора перевозки не указано, что отправитель должен оплатить перевозку. Хотя это его прямая обязанность по договору. Слабо прописаны положения солидарной ответственности последующих перевозчиков. Нет четкости, какое именно действие обязывает их нести эту ответственность и обязаны ли они вообще ее нести. А разве ИТЕ (интермодальная транспортная единица) используется только для перевозки двумя и более видами транспорта? Ведь его могут перевозить только по железной дороге. Зачем вообще акцентировать на этом внимание, ведь договор заключается не на интермодальную перевозку? Это компетенция другого договора и другого субъекта рынка транспортных услуг. Невнимательность к терминам есть и в Приложении № 1 к СМГС. Опять же в отношении отправок. В одном случае используется термин "погружен", в другом – "предъявлен", а также "оформлен". Упоминание о порожних средствах АТС должны быть изъяты из п. 16 и перенесены в п. 14, где речь идет об автотракторной технике.
 
– Что можно сказать о положениях СМГС, относящихся к перевозке контейнеров?
 
– Тут необходимо сказать несколько добрых слов. Несмотря на отдельные неточности, которые легко исправить, можно приветствовать то, что в Правилах отсутствует жесткая привязка типажа контейнеров к серии 1 ИСО. Дело в том, что современная мировая практика формирует контейнерную грузовую единицу на основе базовой решетки контейнеров серии 1 ИСО, но с увеличенными параметрами по длине, ширине и высоте, оставляя при этом ту же массу брутто. Поэтому такая привязка была бы лишней.


28.03.2015